МОСКВА, 8 апр — РИА Новости, Антон Скрипунов. Православные христиане отмечают свой самый главный праздник — Пасху, Воскресение Христа. И уже почти две тысячи лет одни называют это событие чудом, а другие — "массовой галлюцинацией". Причем и те и другие ссылаются на исторические свидетельства первых веков нашей эры. Насколько подлинны данные историков о жизни и смерти Иисуса Христа — в материале РИА Новости.

"Нашли виноватых"

Удивительно, но первыми, кто усомнился в воскресении Христа, были… апостолы. В Евангелии говорится, что прежде всех воскресшего Христа увидели благочестивые жены, присутствовавшие при его распятии. Они шли помазать тело Спасителя миром (маслом), чего требовали погребальные обычаи — поэтому в Церкви их называют женами-мироносицами. Однако тела в пещере не оказалось, а затем им явился сам воскресший Христос. Жены-мироносицы побежали рассказать о чуде его ученикам. "Не поверили", — сухо констатирует евангелист Марк.

Апостолы, согласно Евангелию, убедились в чуде, лишь когда сам Иисус явился им. Правда, с ними не было Фомы — тот и вовсе потребовал в буквальном смысле ощутимых доказательств. "Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю", — приводит его слова евангелист Иоанн.

О смерти и воскресении Христа, помимо христианских авторов, рассказывают и некоторые римские, а также иудейские историки. В научной среде принято считать их свидетельства более достоверными.

Например, римский историк I века Тацит, повествуя о грандиозном пожаре в Риме, устроенном императором Нероном, утверждает, что правитель выставил виновными как раз последователей Иисуса. "Нерон <…> нашел виноватых и предал самым изощренным казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда отовсюду стекается все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев", — пишет Тацит.

О Христе упоминают также Таллос, Светоний и Плиний Младший. Но наиболее значимым считается свидетельство иудейского историка I века Иосифа Флавия.

"И когда Пилат по обвинению наших старейшин приговорил его к распятию, те, кто с самого начала возлюбили его, остались ему верны. На третий день он явился им снова живой. Ибо божественные пророки предвозвестили это и огромное множество других чудес относительно него. И племя христиан, название которых пошло от него, не исчезло по сей день", — писал он в "Иудейских древностях".

Этот отрывок в XX веке вызвал споры среди ученых. Кто-то сомневался, что приверженец иудаизма, считавший христиан последователями одной из многочисленных сект, мог вообще такое написать. Другие возражали: этот отрывок есть даже в арабской версии рукописи Флавия — самой древней из сохранившихся, наряду с греческой. Она-то уж точно, по словам лингвистов, не подвергалась правкам деятелей Церкви (что было распространенной практикой в первые века христианства).

"Отрывок из Флавия в арабской версии вполне реалистичен (там он говорит о мнении христиан в свойственной ему нейтрально-уважительной манере). А греческая версия имеет явные признаки дополнений", — отмечает старший преподаватель философского факультета МГУ, историк религии Илья Вевюрко.

Наука не сомневается

С другой стороны, возникает логичный вопрос: а с чего вдруг иудейские и римские историки так заинтересовались небольшой, как они говорили, "иудейской сектой"? И насколько их свидетельства достоверны?

"Дело в том, что пришествие Христа состоялось в неслучайное время. Весь тогдашний цивилизованный мир (он себя так понимал в буквальном смысле) объединен в рамках великого государства, Римской империи. К тому же Христос приходит в среду еврейского народа, который считает себя богоизбранным. Таким образом, мы имеем свидетельства римского и иудейского происхождения", — объясняет историк христианства, священник Филипп Ильяшенко.

Подлинность этих свидетельств наука сейчас, по его словам, не подвергает сомнению. Куда интереснее то, как пишут о Христе и его последователях римские историки.

"Римские авторы говорят о христианах, с одной стороны, высокомерно-пренебрежительно, как представители нации, правящей миром. А с другой — с неким скрытым изумлением. Мол, как это может быть: какой-то проповедник, казалось бы, безвестный человек, которого подвергли мучительной и позорной казни, оказывает такое влияние", — говорит Ильяшенко.

Сам факт того, что историки обратили на это внимание, показывает: возникновение христианства "было выходящим из ряда вон событием". "В каком-то там не самом значительном уголке империи произошло что-то, казалось бы, местечковое. Тем не менее идеи Иисуса Христа после его смерти поддерживаются и распространяются. Вроде бы его нет, но он не только не забыт, его слово гремит и раскатывается повсюду", — отмечает историк в беседе с РИА Новости.

"В любом случае для верующего человека такие вопросы вторичны. Самое главное — верить в то, что Христос действительно воскрес. А иначе в христианстве "вообще нет смысла", — рассуждает известный церковный публицист иеромонах Макарий (Маркиш).

"Бог стал человеком — вот первоначальная характеристика христианства. А что произошло со ставшим человеком Богом? Он отдал жизнь за нас, совершив жизненный подвиг. Его жизнь заканчивается смертью, поскольку он — человек, и воскресением, поскольку он — Бог. И преодоление этого противоречия — мост между землей и небом, между смертью и воскресением, между человечеством и Божеством. По этому мосту должен пройти каждый христианин", — заключает священнослужитель.