Владимир Ардаев, обозреватель РИА Новости

Ровно год назад, 20 января 2017-го, состоялась инаугурация 45-го президента США Дональда Трампа. Он встал у руля своей страны с амбициозным лозунгом: "Сделать Америку снова великой!". Новый глава Белого дома собирался добиться величия, реформируя экономику, меняя внутреннюю и внешнюю политику. О том, какие из основных предвыборных обещаний ему удалось выполнить, а какие нет, — в материале РИА Новости.

Импортозамещение по-американски

В борьбе за президентское кресло Трамп неоднократно заявлял, что основной задачей своей администрации он считает подъем американской экономики. По его словам, неправильный выбор приоритетов привел к тому, что компании выводят производства из США в другие страны, в результате государство теряет рабочие места, налоговые поступления в казну уменьшаются, темпы экономического роста замедляются.

В 2017 году Соединенные Штаты предприняли целый ряд шагов к стимулированию своей экономики. Правительство оптимизировало бюджетные расходы, ФРС США трижды за год повышала базовую процентную ставку, привлекая инвесторов. В результате рост ВВП увеличился с 1 процента до 4 процентов. Однако китайская экономика по-прежнему растет вдвое быстрее (8 процентов), а еще быстрее — экономика Индии. Развивающиеся страны сокращают разрыв с Америкой, чья доля в мировой экономике за полвека сократилась с 40 до 20 процентов и приближается к 15-ти. Достичь темпов Китая и Индии у США не получается.

Впрочем, в руках Трампа остается рычаг, который позволит ему и дальше ускорять экономический рост. В конце декабря минувшего года он подписал одобренный конгрессом закон о всеобъемлющей налоговой реформе — крупнейшей в истории США. Она уже дает плоды: целый ряд американских компаний заявил о переносе своих производств в Соединенные Штаты. Вместе с ними возвращаются рабочие места и увеличиваются налоговые поступления в казну.

Гораздо труднее дается ему выполнение другого своего обещания — о борьбе с нелегальной иммиграцией. Сразу же после вступления в должность Трамп издал указ, запрещающий въезд в страну гражданам ряда исламских государств, но его реализацию заблокировали федеральные суды. Та же участь постигла и два последующих иммиграционных указа.

Наделавшее шуму намерение Трампа возвести стену на границе с Мексикой, причем за счет мексиканской стороны, вызвало возмущение в Мехико. В конце концов Трампу удалось выбить бюджет на строительство стены, и сегодня в Сан-Диего (Калифорния) представлены пять прототипов будущего сооружения. Возведение самой стены пока не началось.

Санкции вместо дружбы

Самую неоднозначную реакцию в США еще в период президентской кампании вызвали обещания Трампа нормализовать отношения с Россией и ее президентом Владимиром Путиным. Он прямо заявлял, что без сотрудничества с Москвой невозможно победить международный терроризм, урегулировать ситуацию на Ближнем Востоке и разрешить другие региональные конфликты. Для достижения этой цели он готов был отказаться от поддержки Украины, повстанцев в Сирии и даже европейских партнеров по НАТО, говорил о намерении снять с России наложенные прежней администрацией санкции.

"Пророссийская" позиция Трампа сделала его мишенью для множества нападок и вызвала жесткий политический прессинг. Обе палаты конгресса, ФБР, а затем и Минюст США инициировали расследования "вмешательства" России в дела Америки — и прежде всего в выборы президента. Под перекрестным огнем Трамп попал в патовую ситуацию: любой его намек на попытку сближения с Кремлем на Капитолийском холме воспринимается как шаг к предательству и встречает яростное сопротивление всего политического истеблишмента, включая его однопартийцев-республиканцев.

 

В итоге санкции против России отменены не были — мало того, в течение всего минувшего года вводились новые ограничения, в том числе ставящие Россию в один ряд с КНДР и Ираном. Хотя личные встречи и телефонные переговоры Трампа с Владимиром Путиным по-прежнему носят дружелюбный и доверительный характер, сама риторика хозяина Овального кабинета в адрес России приобрела гораздо более негативный и зачастую резкий характер.

Обратный эффект

Дональд Трамп в ходе предвыборной кампании неоднократно упрекал предыдущую администрацию в ошибочной внешней политике, которая, по его мнению, дестабилизировала ситуацию в мире. Он обвинял своего предшественника Барака Обаму в том, что действия Америки на Ближнем Востоке привели к возникновению и усилению ИГ*. Разблокирование Кубы и заключение ядерной сделки с Ираном он расценивал как проявление слабости, непозволительной для супердержавы.

По мнению Трампа, США ни в коей мере не должны были ослаблять давление на режимы, угрожающие стабильности на планете, — это относилось и к Северной Корее. Он называл Китай "крупнейшим валютным спекулянтом", подрывающим экономические интересы Америки, и требовал принять жесткий курс в отношении Пекина.

Однако реализация провозглашенной Трампом политики привела к другим, порой противоположным результатам. Усиление давления на КНДР в попытках заставить Пхеньян отказаться от ракетных и ядерных испытаний поставила мир на грань ядерной войны. Мало того: американский прессинг оказался невозможным без опоры на Китай, и Трампу пришлось искать в Пекине союзника, а не врага.

 

В то же время непреклонно-жесткая позиция США на фоне предстоящих зимних Олимпийских игр в Южной Корее подтолкнула Пхеньян и Сеул к переговорам — самостоятельно, без Вашингтона и с молчаливого согласия Пекина. Из самого активного участника разрешения корейского конфликта Белый дом превратился в стороннего наблюдателя.

Обещанное Трампом сотрудничество с сирийским лидером Башаром Асадом также не сложилось. Пока сирийская правительственная армия при поддержке России вела наступление на террористов, США несколько раз наносили удары по ее позициям, а от миролюбивых высказываний в адрес Асада Трам перешел к откровенно враждебным.

Наконец, введение новых американских санкций против Ирана и угрозы Трампа расторгнуть ядерную сделку с ним породили раскол между США и Европой, которая после заключения соглашения о Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) в 2015 году успела начать активное экономическое сотрудничество с Тегераном. Трещина расширилась и из-за того, что Трамп выполнил и другие свои обещания, касающиеся международной политике: США расторгли договор о создании Транстихоокеанского торгового партнерства (ТТП) и вышли из Парижского соглашения по борьбе с изменениями климата.

В результате попытка вернуть величие пока обернулась путем к изоляции — США оказались в стороне от Европы и на обочине разрешения острейших локальных конфликтов.


* Террористическая экстремистская организация, запрещенная в России.